Ольга- Эльке (elkek) wrote,
Ольга- Эльке
elkek

Дело бабушки.

Я никогда не писала о Деле Бельфер. По многим причинам. Во-первых, я считаю , что не имею права выносить своёго мнения на публичное обозрение, не познакомившись со взглядом второй стороны.
Во-вторых, дело это видится мне намного глубже и сложней, того что доступно нашему взгляду.
В-третьих, даже когда время показало , по крайней мере мне, несправедливость израильской фемиды в данном вопросе, я не видела и не вижу реальной возможности помочь этой ещё одной жертве израильского кривосудия и израильской системы . Слишком много их, этих жертв , попавших под колёса взбесившейся системе, которым я практически ничем не могу помочь.
В-четвёртых, мне очень грустно было видеть, как защита Изабеллы Бельфер из-за понятной эмоциональности была повёрнута в общественном мнении на конфликт женщин и мужчин за детей в момент распада семьи. Это был неправильный, плохой поворот в общественном мнении, который немедленно вызвал разбивку на своих и чужих , и заслонил саму суть дела- интересы маленькой девочки, которую не было другой возможности спасти от системы . В ход пошло слово «киднеппинг»

Похище́ние челове́ка, или кидне́ппинг (от англ. kidnap «похищать») — преступление против свободы личности (как правило, ребёнка; реже взрослого человека). Квалифицируется как противоправные умышленные действия, направленные на тайное или открытое, либо с помощью обмана завладение (захват) ребёнком, изъятие его из семьи, естественной микросоциальной среды, перемещение с его места жительства с последующим удержанием помимо его воли в другом месте.
Большей частью совершается из корыстных побуждений и имеет целью получение выкупа от родителей ребёнка или лиц их заменяющих, а также шантаж, устрашение или предупреждение родителей ребёнка в целях принуждения их к выполнению необходимых для похитителей действий и т. п.


О каком киднепеннге могла идти речь, когда ребёнка как раз спасали от передачи от матери в чужую семью? Когда ребёнок не хочет идти к чужим, но его заставляют. Когда у ребёнка на нервной почве обостряется астма, а судьи и социальные работники продолжают ставить на нём эксперименты. Ведь трепетный отец, насколько я понимаю, добивался именно этого, чтобы социальные службы отобрали девочку у матери и передали в чужую семью. Правда, эта деталь стала известна позже.
Но киднеппинг всё-таки был. И самый страшный в глазах нашей правящей хунты, считающей всех наших детей своей собственностью, своим пушечным мясом. Мать и бабушка посмели украсть своего ребёнка у них, у тех, кто хотел распорядиться судьбой ребёнка в соответствии со связями и мстительными возможностями «любящего отца». Именно за это преследуется , по моему сложившемуся за 2 года молчания убеждению, Изабелла Бельфер. И преступление это действительно велико.
Я , к сожалению, видела в своей жизни немало разводов. И первые жертвы в них всегда дети. В большинстве случаев развод сопровождается многими некрасивыми ситуациями, финансовыми проблемами, обидами и болью. И главной спайкой для компромиссов ,как правило, служат именно интересы детей. Ради них уступают квартиры и деньги, ради них идут на многие неудобства и жертвы, проглатывают гнев и обиду. Ради них терпят, сцепив зубы , нелюбимых тёщ и свекровей – бабушек своих детей. Ради них стараются сдержаться и не мотать друг-другу лишний раз нервы.
2 года наблюдаемой мною деятельности Ярона Ротема по травле и преследованию матери , бабушки и прабабушки своей дочери , привели к тому, что мне больше не важно, что он говорит и рассказывает. Мне достаточно того, что он делает. Дорогие мужчины , которые поддались чувству мужской солидарности! Неужели вы тоже готовы затравить своих тёщ и бывших жён, превратить своих детей в дёргающихся в приступах астматиков , сгноить ненавистных тёщ и их матерей в тюрьмах и домах престарелых , вдали от их внучки и правнучки , сдать своих детей в чужие семьи, лишь бы не отдать вашим бывшим? Неужели, если бы Ваших больных детей по чьим-то наветам хотели передать в чужую семью, Вы не сделали бы то, что сделала Изабелла и её дочь, не бежали бы от этой системы , схватив своих детей в охапку? Слава богу, среди моих близких друзей таких нет. Среди них есть очень пострадавшие при разводах мужчины, но готовые потерять ещё больше, чтобы минимизировать вред от этой катастрофы для своих детей. То, что неумелая защита заслонила во многих глазах суть происходящего, жаль. Но всё равно, остаётся непонятным удовлетворение испытываемое многими, вроде достойными противниками Изабеллы Бельфер, от продолжающихся и нескончаемых издевательств , преследований и нарушений базовых прав. Я этого не понимаю.

И я уверена , что и я , и мой муж в случае, что нам надо будет спасать своих детей от системы , жаждущей изъять их у любого из нас и отдать чужим людям, поступили бы также. Многие ехали сюда оттуда спасать детей. Это очень плохо, что теперь некоторым приходится ехать отсюда, чтобы спасать детей. Но мы , если мы люди и родители, будем спасать наших детей и делать то, что для этого надо.


Просто прочтите.
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author