Ольга- Эльке (elkek) wrote,
Ольга- Эльке
elkek

Мириям Гурова “Тали и Ицхак ”


…Мы хороним наших друзей – Талью и Ицхака Имас. На древнем еврейском кладбище Иерусалима, что на Масличной горе, собрались тысячи людей. Все слушают Йегуду Глика. Он вдруг обрывает прощальное слово и плачет навзрыд. Йегуда Глик – директор иерусалимского Института Храма, офицер запаса, большой бородатый мужик. Слезы заливают его очки и текут по мокрой рыжей бороде:
- Авину ше ба-шамаим! – кричит он раненым зверем. - Отец наш небесный! Ну сколько можно горя! Хватит уже боли! Хватит еврейских сирот!
Много лет знаю я Глика – еще со времен, когда он приезжал в СССР преподавать в подпольных семинарах – и никогда я не видела его таким. Глик, сам женатый на вдове погибшего боевого друга, усыновивший сирот – всегда был для нас воплощением стойкости и силы. Такой танахический герой-воин. И вот – плачет от страшного горя, и вместе с ним рыдаем мы все.
Мы не в состоянии удержать потоки слез, хотя крепились изо всех сил. Наша «плотина» стойкости рухнула в тот момент, когда громко, на все кладбище, закричала 19-летняя дочь Имасов - Рут:
- Аба-а-а-а! Има-а-а-а-а! Не уходите! Я не могу без вас жить!..
Она всхлипывает и вдруг говорит уже строго и почти сердито:
- Детей я воспитаю, вы не волнуйтесь. Мы с Даней сохраним нашу семью. И мы никуда из нашего дома не уедем. Папа и мама, я вас люблю.
Даня – старший брат, стоит рядом, не может вымолвить ни слова – только на Кадиш хватило сил. В него вцепились младшие дети Имасов, похожие друг на друга светловолосые Ариэль, Рухама и Одая. Младшего Оз-Давида оставили с соседкой дома – ему еще только 4 годика.
...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 42 comments