Ольга- Эльке (elkek) wrote,
Ольга- Эльке
elkek

Небеспристрастный репортаж.

Есть вещи ,о которых очень нелегко писать. Это вещи,которые болят. Но ещё труднее пытаться рассказать о них без личного отношения, собственных эмоций , ощущений, без личного восприятия. Эту вторую задачу я для себя окрестила «миссия невыполнима » и даже не буду пытаться перед собой ставить. Так что, любителям политкорректности сюда не надо. Всё дальнейшее будет моим личным, эмоциональным восприятием одного дня нашей перевёрнутой до абсурда реальности.



Об Ицике с высоты Мево Дотан я уже писала раньше.


Последний еврей на высоте затронул людей. Пошли звонки, помощь, публикации. Починили трубу, привезли солярку. Начались вопросы:
1. Почему писали, что нет света, а на фотографии свет есть?

Ответ:
Есть солярка - есть свет, ребята. Нет солярки - нет света. Сразу после нашей публикации привезли солярку. Ещё через день и трубу починили. А потом и напарник вернулся. А ещё через пару дней молодой парень с женой и ребёнком приехал, начал караван ремонтировать.

2. А почему Ваш Ицик- Измаил? Это кому Вы вообще-то помощь собираете?
Ответ:
Измаил, потому что отец назвал его в честь своего военного ординарца- мусульманина , несколько раз спасшего его за время войны. Бывает и так. И Ицик выбора и благодарности своего отца не стесняется и от них не отрекается. Кому-то это мешает? Мне – нет.

3. А почему у него на столе столько бутылок? Вы не на водку ли ему собираете?
Ответ:
Ицик сам давит вино и оливковое масло из своих винограда и олив. Так что растительное масло мы ему везли зря. Не знала. Сама привезла. Так он, ничего лишнего не берущий, мне даже канистру продемонстрировал с собственным маслом, чтобы я привезённое увезла назад. Честное слово, в канистре было масло, а не самогон!

Закончим вечер вопросов и ответов? Да и кажется мне сильно, что задающие такие вопросы, вряд ли действительно хотят помочь....

Дорога к Ицику идёт с шоссе 65 (Вади Ара). Печально известный треугольник – вольно застроенные арабскими дворцами склоны.




Арабы- граждане Израиля расползаются по склонам ущелья как раковая опухоль, вырубая посаженные евреями леса, спокойно захватывая землю, не заботясь о бюрократии и разрешениях.
Достаточно заказать джиповую экскурсию по окрестностям в мошавах Бейт лехем и Алоней Аба, чтобы увидеть, как посреди векового, посаженного ещё тамплиерами, столетнего дубового леса вдруг возникает арабский или бедуинский хутор, идут под топор и бульдозер столетние дубы, а по окрестному лесу начинают вонять помойки, как обычные, так и кучи незахороненных тушек животных и птицы, наполняя остатки леса вонью разлагающихся трупов.
Ещё круче с водой. Бустаны и сады , тянущиеся по склонам от арабских домов поливаются не трубочками с капельным орошением.Зачем? Это же деньги на трубочки тратить надо, и работы сколько. Просто вдоль склона пропаханы канавки-арыки(на километры), по которым ручейками вниз бежит вода до самой долины,бежит так, что дно ущелья уже превратилось в размытую грязь. И это в Стране, которая находится в жесточайшем водном кризисе. В Стране, главный резервуар пресной воды которой уже в течении месяца должен выйти на красную черту.В Стране, где собираются перекрыть кран всем еврейским частным садоводам, смеющим поливать свои сады раз в 2 дня по 20 минут капельным орошением!
Надеюсь никто не попытается убедить меня ,что за эти текущие по склону ручьи и потоки арабские граждане честно платят?


Когда я уже ожидала сбора нашей маленькой группы в Кацире, позвонил Ицик. Воды опять нет. Что ж, звоню спутникам. Захватываем с собой как можно больше воды. Махсом впечатляет – настоящий пограничный терминал с 2мя рядами проверок.Нас не выпускают ,не спросив куда и к кому мы едем. Когда на все вопросы даны ответы, шлагбаум открывается. Едем.Перекрёсток Хермеш-Мево Дотан.Нам налево. Не люблю налево. Долина, ведущая к Дженину уже отдана. Я немало езжу по территориям. Привыкла к лицезрению помойки,в которую превращается земля в арабских руках. Но в этой долине меня охватило сюрреалистическое чувство осквернения и тени, упавших на Землю. Как будто солнечный свет стал слабее, краски серее, пелена зла. (Обещала же личные впечатления-ощущения).
Вид на дорогу с горы Ицика



Дорога ведёт в Дженин, Нам поворот направо наверх из долины к Мево Дотан. Сразу просветляется , возвращается свет и краски, склоны приближающейся горы встречают зеленью леса из кедровой сосны. Земля,ещё не осквернённая, ещё не вырваная из рук евреев, встречает нас настоянным на жаре благовонным запахом кедровой сосны, моего любимого дерева в Израиле. Гора Мево Дотана и соседняя гора, на которой живёт Ицик засажены молодым (лет 15-20) лесом из этого изумительного, необычайно целебного и светлого дерева. Хотя лес молод, ветви деревьев уже украшены шишками с орехами.



Перед въездом в ишув дорога ответвляется на соседнюю вершину к Ицику. Почти всё время дорога идёт по краю леса. Поют птицы,куропатки с выводком ,который пришло время ставить на крыло, бегают через дорогу, выпархивают из кустов.

Вид на Мево Дотан от Ицика



Посередине дороги между Мево Дотан и горой Ицика в долине видим перебитую трубу.



Разбросанные вокруг куски многострадальной трубы наглядно показывают, что перебита она не в первый, и ,увы, скорее всего не в последний раз. 10 000 шекелей позволили бы закопать эту трубу в землю, но их нет.

Фотографируем трубу и начинаем подъем наверх, к Ицику. Бросающиеся под колёса куропатки делают наш подъём насыщенным и интересным. Вот и высота. Я ожидала заброшенности и неустроенности. И была приятно удивлена. За красотой места не видно убогости полуразрушенных караванов.







Место прекрасно и доброжелательно. На высоте периодически появлялись люди, приходили –уходили. Уходили по разным причинам. Когда Ицик пришёл туда 6 лет назад на высоте жил только 1 человек, сторож Аманы. В 2003-2004 годах на высоте пожили 2 парня и одна девушка. Пожили, но не прижились. Два года он жил один со сторожем,который тоже присутствует не постоянно. В 2006 –2007 появилась семья. Но не выдержала перебоев с соляркой, водой и проблем с особенностями сторожа. Ушли.


Начало истории своей высоты Ицик не видел. Но возле караванов растут деревья и цветы,





перед караваном Ицика посажены съедобные травки и ещё всего по мелочи.



шумит в 20 метрах лес,






на террасах,спускающихся в долину среди редких оливок и миндаля полно места досадить плодовые деревья.



Ицик уже занял одну полосу виноградником.




Виноградник идёт прямо по границе леса.



Пытался держать кур, но недооценил местных лис и шакалов. Загон надо было ставить на бетон,чтоб было не подкопаться и закрывать сеткой сверху.От его кур только пух да перья остались, но Ицик мечтает переделать с учётом ошибок и начать сначала.





А вот этот загон для коз(ишаков, лошадей?) поставлен давно , а выглядит молодцом. Хоть сейчас загоняй коз....



Сухостой , который собирает Ицик для готовки на костре,когда нет солярки и, соответственно, нет света.




Земля ждёт людей, ждёт тех, кто сажал цветы и деревья







Ждёт тех, кто посадит вместо засохших.




На ближайших к каравану террасах , особенно если вычистить сухостой, вполне можно разбить плодовый сад на 50-70 деревьев. И трубу полива будет недалеко тянуть.




Очень высокие травы говорят, что воды в земле много. Неполиваемый высоко вытянувшийся миндаль тоже свидетельствует об этом.






Ицик утверждает что миндаль и оливки ничьи, что никто их не сажал, а они растут сами, от семян принесённых птицами и зверьём.



В доказательство он показывает 2 оливки , появившиеся и выросшие уже при нём.






А вот эту он нам не показывал, мы сами нашли.



Также начинают пробиваться дубы – дети столетних, изводимых арабами в соседнем треугольнике.



Ицик говорит что посадки винограда на насыпанных кучах камней- старая ,ещё римская практика. Куча камней играет роль конденсатора росы, поливать в этом случае совсем не надо.









И лично меня страшно мучил этот дикий, абсурдный контраст между вольно раскиданными по еврейской земле арабскими дворцами и тесно поставленными разбитыми караванами, из которых выживают евреев. Между сидящей без воды высотой, и вволю залитыми склонами соседних гор, между бережно лелеемыми скромными посадками еврея, ходящего в высоких по пояс, сухих и ароматных травах, и заваленными помойками и трупьём лесами , отданными на осквернение арабам.
Разве это не полное зазеркалье, когда наша армия бдительно проверяет евреев, чтобы не дай Бог , не завезли стройматериалы и саженцы, не поставили новый караван, не заселяли и не засаживали землю, когда совсем рядом арабы творят что хотят и как хотят на землях государства Израиль, и никто им не говорит ни слова!

И почему-же мне так кажется, что всё это уже давно и неоднократно было? И почему-же мне так хочется хочется перефразировать песню «Белой Гвардии» и так кажется, что хотя текст не о нас, то сама песня прямо о нас?


Продажная -святая,
Молись иль волком вой!
Страна моя родная,
А что ж ты делаешь со мной?!

-Судьба Тель Авива как судьба Нецарим- гордо заявил наш Бульдозер за год до преступления, превратившего юг Страны в горячую точку, а его самого в растение. Что ж, тогда очевидно, что дин Нетании как дин Мево Дотан. По моему глубокому убеждению сказал он чистую правду. Пророчествовал. Какая судьба была им уготована Нецарим знаем мы все. И только вопрос времени , когда Тель Авив настигнет напророченная бывшим бульдозером судьба –карма. Но между индусской кармой и еврейским понятием хешбон нефеш есть огромная разница. Наш хешбон нефеш можно изменить. Надо только по-настоящему понять, где наша ошибка, по-настоящему, по-честному осознать собственную неправоту и вину и раскаяться, а главное- начать исправлять содеянное. Не в моей власти сейчас пойти и отстроить Гуш Катиф, резонно возразит читатель. Но в нашей власти помочь таким как Ицик, помочь ребятам из группы «Сначала Хомеш», помочь десяткам одиноких воинов, ведущих войну за изменение приговора Тель Авива и Нетании, Афулы и Ашдода. В нашей власти назвать предательство и ложь предательством и ложью.

«Милосердный к жестокому будет жесток к милосердному»,- говорили наши мудрецы. А равнодушный? Наше молчаливое, равнодушное пособничество сделало возможным разрушение пояса безопасности Израиля (так сам бульдозер называл в былые времена поселения)
Наше попустительство определило судьбу Тель Авива. Да что там говорить! Где были сами жители Гуш Катифа, когда прообразом будущего большого погрома состоялся дикий, немыслимый погром дома семьи Озери на высоте 26?

Тогда они молчали также, как впоследствии молчали жители Юга и Тель Авива, когда громили Гуш Катиф, как сейчас промолчат (?) жители Нетании, если бульдозеры пойдут на Мево Дотан, как молчим мы все, когда Ицик сидит без воды и без оружия.
Так можем ли мы изменить происходящее?
Если наша сегодняшняя действительность создана нашей безучастностью и равнодушием , то изменить судьбу Нетании и Тель Авива можно изменив наше собственное отношение к происходящему, заменой равнодушия сочувствием и готовностью помочь, отстранённости - протестом и готовностью пусть к небольшому, но поступку. Рычагом переворота реальности может стать наша готовность к действию, к помощи, к соучастию, наша готовность сажать и строить, говорить и услышать правду, называть вещи своими именами и отказаться выбирать зло, даже если продавцы зла утверждают, что оно - это зло - меньшее. (Покупая из 2х зол меньшее –большее получаешь в подарок!)

Вот так они стоят между нами и расползанием метастаз арабской опухоли.





Если судьба Тель Авива как судьба Нецарим, так может постараемся успеть отстроить Нецарим краше прежнего, а ради Нетании сделаем всё,чтоб расцвёл Мево Дотан?

Погуляв и пофотографировав до темноты чай сели пить уже под звёздами в обычной увитой виноградом беседке перед караваном.



Тишина, нарушаемая только нашими голосами и стрекотом цикад, звёзды, аромат трав и хвои сделали бег времени столь незаметным, что домой засобирались только в 23 ночи. Уезжать не хотелось. Так и видились вокруг палатки, костры, перебор гитарных струн и лица друзей. Хорошо там.
В свете фар на обратной дороге наблюдали пару непуганых шакалов, вальяжно шевствоваших лакомится спящими куропатками. Машина и свет фар их абсолютно не тревожили. А на подъезде к мево Дотану дорогу переползала огромная змея. Длина её была больше метра, а ширина в мужскую руку.
-Дави её! Цефа! – завопила я мужу.
Он надавил на педаль газа,Но прямо перед змеёй резко остановился.Не привык он с размаху по живому, без явной необходимости. Змея подняла голову и заглянула мне в свете фар прямо в глаза. Абсолютно круглые глаза не ядовитого полоза спокойно и мудро встретились с моим взглядом.
-Давить?- спросил муж.
-Нет. Это удав. –ответила я.
-Откуда ты знаешь?
-По глазам.
-Когда рассмотреть успела,- усмехнулся муж.
Мне показалось,что мы смотрели в глаза друг-другу минимум минуту, и что полоз иронически усмехался.
Не торопясь полоз уполз с дороги в кусты, напоследок ещё раз обернувшись, как будто кивнул нам на прощание. Мне опять померещилась ухмылка на змеиной морде. Так и уехали мы со впечатлением, что дух Мево Дотана вышел с нами познакомится. Интересно, выдержали ли мы первый экзамен?
полный набор фотографий с 2х поездок к Ицику.
Tags: Актуалия, Живой Дом, И один в поле Воин
Subscribe

  • Корни, которые нам отрубили....

    Это -портрет моего любимого деда. Моше Иешуа( Мордехая) Лихтерова. Работы моего отца -художника Виктора Брачковского. Я росла в доме…

  • Шана Това!

  • Пакость какая. Пакость.

    Мы , конечно, все знаем, что политика – дело грязное. Но должен же быть предел мерзости? Думаешь, что дошло до дна, а тут… тук-тук, снизу опять…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Корни, которые нам отрубили....

    Это -портрет моего любимого деда. Моше Иешуа( Мордехая) Лихтерова. Работы моего отца -художника Виктора Брачковского. Я росла в доме…

  • Шана Това!

  • Пакость какая. Пакость.

    Мы , конечно, все знаем, что политика – дело грязное. Но должен же быть предел мерзости? Думаешь, что дошло до дна, а тут… тук-тук, снизу опять…